Дом Ершова (Сапожникова)

Построен в 1690-е годы Семеном Ершовым и представляет собой его усадебный дом. Если первые палаты Ершова, стоящие на площади, возведены еще с оглядкой на прежние простонародные вкусы, то данная постройка претендует на настоящие дворцовые хоромы. Уже само местоположение трехэтажного дома на склоне Пужаловой горы в стороне от центральной улицы дало возможность значительно возвысить его среди рядовой одноэтажной застройки, от которой он отгорожен высоким тесовым забором с дубовыми воротами. Во владении Ершовых дом находился, видимо, до 1740-х годов, когда по документам уже значится за Ширяевыми. Затем он на протяжении столетия переходил несколько раз от одного владельца к другому, пока в 1842 году не был приобретен купчихой П.И. Сапожниковой, наследники которой владели им до Октябрьской революции. В 1981 здесь был открыт музей «Дом Сапожникова».

1. Реставрация. За свою долгую жизнь дом многое претерпел, значительно утерял первоначальную привлекательность. В советские годы он был постепенно возрожден. Первые небольшие реставрационные работы был проведены на памятнике в 1952 – 1955гг. под руководством архитектора М.А. Фирсова. К полной реставрации дома возможным стало приступить лишь после решения о приспособлении дома под музей быта XVII века. Расходы на восстановление взяло на себя Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры. Проектную документацию и производство работ в 1975-1979 годах выполнила Владимирская научно-реставрационная мастерская. По проекту реставрации, разработанному архитектором Л.С. Филипповой (Лисовой), были укреплены фундаменты здания, проведена полная смена перекрытий третьего этажа, восстановлены первоначальные формы высокого двухскатного покрытия здании со слуховыми окнами, широкими полицами, резными гребнями и дымниками, а также восстановлена утраченная каменная лестница крыльца с ползучей аркой. Проведены большие инженерные мероприятия. Большие трудности возникли при восстановлении интерьеров памятника. Многое было уже утрачено. Однако кропотливые историко-архивные исследования, проведенные научными сотрудниками Л.В. Дудоровой и А.П. Смирновой, и тщательное изучение автором проекта архитектуры и предметов быт гороховецкого посада дали прекрасные результаты. В процессе реставрации вновь была восстановлена трехчастная система плана дома, исходящая от народного деревянного жилища типа «изба-сени-клеть». Восстановлена междуэтажная внутристенная лестница. Обмеры предметов подлинной обстановки дома, сделанные во второй половине XIX века такими известными архитекторами, как В.Н. Леонов, Б.К. Веселовский, Л.В. Даль, позволили с большой точностью восстановить дубовые резные лавки, изразцовые печи, кованные детали дверей и окон. Особого внимания и заботы требовало воссоздание интерьера Красной палаты, самой парадной части дома, в которой хозяин принимал гостей и устраивал званые пиры.

2. Описание. Объемно-планировочное решение дома традиционно: к вытянутому по оси восток-запад основному объему здания с севера примыкает объем трехэтажного крыльца, откуда попадают в сени второго и третьего этажей. По сторонам этих сеней – жилые помещения. На втором слева от них находится Красная палата, справа – две комнаты; на третьем слева и справа рассоложено по две комнаты. Первый этаж (подклет) разделен поперечной стеной пополам: левая половина состоит из одного помещения, правая – из двух. В каждое из них ведет отдельный вход. Все этажи четко подразделялись по функции: первый был хозяйственным и предназначался для хранения имущества; второй предназначался для проведения торжественных событий; третий же был жилым, здесь проходила повседневная жизнь семьи. Функциональное назначение этажей нашло отражение и в декоративном убранстве фасадов. Оконные проемы первого этажа небольшие, они утоплены в прямоугольные ниши и не имеют наличников, поэтому выглядят по-деловому, скромно и просто. В свое время на все окна от «татей» были навешены железные ставни с запорами, а в проемы вставлены кованые решетки. Напротив, окна второго парадного этажа декорирован орнаментальным фризом, состоящим из ленты поребрика и ряда полочек. Особенностью третьего этажа является большее число окон на его фасадах, имеющих к тому же и больший размер. Тем самым был удовлетворена потребность в хорошем освещении верхних помещений, где хозяева проводили большую часть дня. Рассматривая третий этаж, следует учесть, что первоначально он был деревянным, а каменным стал лишь в XVIII веке.

3. Дубовые ворота. Органической частью единого комплекса всей усадьбы Ершова являются ворота, возведенные одновременно с домом. Высота их превышает трех метров. Они состоят из трех мощных опорных столбов – «верей», перекрытых сверху высокой деревянной тесовой кровлей на два ската, которая поддерживается фигурными кронштейнами. Ворота имеют два проема: большой двухсторонний служил для проезда повозок, а маленький (калитка) – для прохода людей. Дубовые столбы имеют форму резных «бусин», перехваченных рельефными валиками и обработанными жгутовыми порезками, характерными для руссой народной резьбы по дереву. Большой вынос кровли ворот, массивные столбы, четкая рельефная резьба создают впечатление монументальности этого сооружения, являющегося замечательным творением местных плотников. Образцы подобных ворот восходят к глубокой древности. Упоминания о них имеются в летописных описаниях древнерусских построек. Обычно такие ворота воздвигались при замкнутом характере усадьбы. Поэтому гороховецкие ворота постоянно привлекают внимание специалистов – архитекторов, искусствоведов, историков. Интересные рисунки ворот были выполнены в конце XIX – начале XX века архитекторами Л.В. Далем и А.А. Потаповым. По ним видно, что с севера к воротам примыкала ограда из бревенчатых пластин, плотно уложенных одна на другую горизонтально, а с юга – несуществующий ныне двухэтажный каменный флигель. По периметру замкнутой ограды располагались и другие хозяйственные постройки – каменные и деревянные. Отсюда ясно какую важную композиционную роль играли ворота в ансамбле всей усадьбы.